ХЛАМ



автор: Михаил Дурненков
краткая аннотация: Фантастический триллер. Сценарист получает задание написать текст. Через истории трех героев, он пытается понять свое предназначение в жизни..
жанр: ДРАМА
количество персонажей: 16
состав персонажей:
ФИЛИПП – мужчина 30-ти лет, сценарист. ТОЛСТЫЙ – парень 18-ти – 19-ти лет АННА ГРИГОРЬЕВНА – женщина лет 40-ка ПРОДЮСЕР, ПОПОВ – мужчины 45-ти лет ТАКСИСТ, ПРОДАВЕЦ – мужчины 35-ти лет ЛЕНА, САША – девушки 17-ти -19-ти лет ПЬЯНЫЙ, ДЕНИС, МЕЛКИЙ, КОРЕЙСКИЙ СТУДЕНТ, ПАРЕНЬ – молодые люди 20-ти лет ИРИНА – женщина 30-ти лет МАРИЯ ГРИГОРЬЕВНА, ПРОВОДНИЦА – женщины 40-ка лет ЛЮДИ С ТРЕНИНГА ПОКУПАТЕЛИ ЛЮДИ ИЗ ОЧЕРЕДИ







О ПЬЕСЕ

Однажды Михаил Дурненков увидел в интернете фотографию. Это был портрет корейского студента, устроившего кровавую бойню в университете Виржинии. Драматурга поразило то, что лицо молодого убийцы было ничем не примечательно и абсолютно безлико - лицо рядового "лузера". Так возникла идея пьесы о современном человеке, который хочет доказать окружающим, что он - не хлам. В центре произведения - история сценариста, переживающего кризис. Герой пьесы, Филипп, уверен в том, что каждый из нас рождается для настоящего Поступка. По заказу продюсера он пытается написать "продаваемый" сценарий на волнующую его тему - о предназначении человека. В основе его текста три сюжетные линии: его собственная; история 40-летней Анны Григорьевны, приехавшей в столицу на поиски сына - студента; и любовная драма 17-летнего парня по кличке Толстый, решившего отомстить своим обидчикам. Изначально не связанные между собой судьбы героев переплетаются в нарастающем ритме; череда событий приводит их в магазин распродаж - секонд-хенд. В этом мире хлама трое неудачников объединяются, чтобы совершить Поступок.


ЦИТАТА

Филипп и Попов вынимают весь хлам из одного из коробов. Рядом с ними на земле стоят две бутылки. Одна пустая, другая уже початая. ФИЛИПП. Хорошо, когда телефон дома оставляешь. Как будто в другую страну уехал. ПОПОВ. Телефон дома забыл? ФИЛИПП. Без него такое ощущение, что теперь все можно. Никакой ответственности. Человека убьешь – и ничего тебе не будет. ПОПОВ. Ох, не шути так. Я ж тебе говорю, после того случая с корейцем я вообще каждый раз вздрагиваю, когда студенты на экзаменах зачетки из карманов вынимают. ФИЛИПП. Выпьем? Берет с земли бутылку, делает глоток, передает её Попову. ПОПОВ. За мир во всем мире. (Выпивает, ставит бутылку на место.) Кажется, напьемся сегодня. Филипп вынимает из короба последние вещи. ФИЛИПП. Ну что? Хороним? ПОПОВ. Только давай сделаем это торжественно. С торжественным видом вынимает VHS-кассету из рюкзака, смотрит на нее и внезапно фыркает от смеха. ФИЛИПП. Чего? ПОПОВ (показывая кассету Филиппу). Ну, какой тут ритуал, когда такие названия? ФИЛИПП. «Член временного правительства». (Пожимает плечами.) Нормальное название. Авторы фильма восстанавливают исторические события тысяча девятьсот семнадцатого года. Ну, естественно, с рядом допущений. ПОПОВ. Я поверить не могу, что ты смотрел всю эту… ФИЛИПП. Порнуху? ПОПОВ. Да. ФИЛИПП. Я правильно все понимаю? Мне это говорит человек, который в возрасте сорока четырех лет, сливает большую часть жизни на разведение и убийство разноцветных компьютерных таракашек? ПОПОВ. А вот не надо этого. У меня другой случай, у меня, между прочим, акт сознательного социального эскапизма. Мне ваш мир неинтересен. Где-то же я должен отдыхать от него? Наркотики принимать уже поздновато, пить столько здоровье не позволяет. Что мне еще остается? ФИЛИПП. Так и я не от хорошей жизни, Попов. Если бы я все это не смотрел, я бы загнулся. Время плохое было, понимаешь? Вставляешь в магнитофон, наливаешь первый стакан и постепенно засыпаешь. Ночью проснешься случайно, пьяный, а у тебя кто-то в комнате живет, какие-то люди… И никому никакой любви не надо. И кажется, что любви не существует, есть только такое все…. ПОПОВ. Да я помню все эти твои депрессии. (Кидает кассету в короб.) Не жалко? ФИЛИПП. Если я чего-то и добился в жизни, так это того, что я легко избавляюсь от любого хлама. ПОПОВ. Тебе же Ирка приказала? Или как? Филипп оставляет вопрос без ответа. Вынимает новую кассету из рюкзака и бросает в короб. Попов рассматривает новую кассету, качает головой. ПОПОВ. Сложная конструкция… Мне все это напоминает советские времена с построением пирамид. Пирамиду строй, пирамиду рушь… (Вглядывается на обложку.) Фил, так здесь же одни мужчины в этой… э… инсталляции. (Читает название.) «Соблазняющие механики»… М-да… ФИЛИПП (продолжая выкидывать кассеты). Это я в одно время думал, может, я на самом деле гомосексуалист? Может, я пидор, и поэтому мне не везет? И все мои неудачи от этого? Вот и решил проверить. ПОПОВ. Ты со мной не делился такими сомнениями. Бросает кассету в коробку. Некоторое время молча, по одной, вынимают кассеты из рюкзака и выкидывают их. ПОПОВ (внезапно). Ну и что? ФИЛИПП (так же стремительно). Да вроде нет. Нормально всё. Выбрасывают последние кассеты. Попов выпрямляется. ПОПОВ (задумчиво). Знаешь, может, я как всякий неудачник в моем возрасте, смотрю на мир без удивления, но мне кажется, что вся эта штука, от которой мы сейчас избавились, -совершенная ерунда по сравнению с реальной смертью. Поэтому не бывает так, что ты играешь в компьютерные игры, а потом убиваешь людей по-настоящему. Я в это не верю. ФИЛИПП. А во что ты веришь? ПОПОВ. Ни во что не верю. Верю, что можно жить без веры. ФИЛИПП (недоверчиво). Да брось. ПОПОВ (внезапно устало). Бросил уже. Я пойду, Фил, ты меня извини. Домой хочу. Устал. ФИЛИПП. Попов, ну ты чего? Я тебя обидел? ПОПОВ (безразлично). Да нет, не обидел. Домой хочу. ФИЛИПП (разочаровано). Ну вот. ПОПОВ. Давай без этого. Просто устал. Все меньше и меньше могу куда-то из дому выходить. Быстро устаю. ФИЛИПП. Это потому что… Попов обрывает его, протягивая ему руку для пожатия. Филипп смотрит на эту руку, медленно ее пожимает. ПОПОВ (как бы извиняясь). Оптимизация общения. Поворачивается и быстро уходит. Филипп берет почти полную бутылку коньяка, задумчиво смотрит на нее.


РЕЦЕНЗИЯ

Павел Руднев о пьесе: " В этой пьесе заметен широкий полноценный охват, мудрый взгляд на парадоксы и выверты жизни в ее сражениях с отдельно взятым человеком. «Хлам» – текст отчаянный, резкий, написанный в сложной композиционной структуре, полной пересечений и внутренних рифм. «Хлам» – про нашу коллективную неустроенность и продажность, про наше зверство и про наше скотство. В этой пьесе самая лиричная линия – линия соединения двух женских судеб. Две матери – одна мать безнадежного наркомана, другая мать, потерявшая сына, случайно объединяются в своем горе. Две безутешные беды сливаются в один стройный хор, хор ностальгический – две женщины в пустой, разворованной квартире воют на луну старинную песню Пугачевой из далеких 1970-х: «Старинные часы ещё идут». И понятно, что это воспоминание о том времени, в котором они были счастливы в последний раз. Страшно и неуютно в захламленном мире Михаила Дурненкова. Герои пьесы Дурненкова-младшего начинают жизнь заново, пытаясь доказать всем остальным, что они – не хлам."


ССЫЛКА НА ТЕКСТ ПЬЕСЫ

скачать