РАЗВАЛИНЫ



автор: Юрий Клавдиев
краткая аннотация: Блокадный Ленинград. Декабрь 1941 года. На что пойдет человек, чтобы выжить, и может ли он после этого считаться человеком?.
жанр: ДРАМА
количество персонажей: 6
состав персонажей:
2 главные роли (мужчина и женщина под шестьдесят), 4 второстепенных (дети, 2 мальчика и 2 девочки).







О ПЬЕСЕ

Блокадный Ленинград. Горожане ведут борьбу с голодом и холодом. А власть борется с мародерством и участившимися случаями каннибализма. В доме на Васильевском острове обитают две семьи – крестьянка Мария Ильинична Развалина с малолетним сыном и внуками, и Ираклий Александрович Ниверин с дочерью. О нравственных позициях взрослых узнаем не только из их диалогов, но и из бесед их детей, излагающих родительские убеждения с детским простодушием. Развалина – верующая, она полагается на бога, но и сама не плошает: жизнь в деревне, опустошаемой советской властью, научила ее, что ради выживания можно переступить через табу. Ниверин – интеллигент и атеист, верящий в то, что человека делают человеком те границы, за которые он никогда не переступит. Из них двоих он находится в выигрышном положении – беспаспортная Развалина с детьми оказалась в Ленинграде в еще более жестких условиях, чем горожане – она не получает продуктовых карточек. Развалины выживают как умеют, еще и помогают Нивериным. А он гибнет, сдав под впечатлением неистребимой витальности Развалиной свои гуманистические позиции.


ЦИТАТА

РАЗВАЛИНА.И вот я ж что вам говорила-то… а, я думаю, что – может быть Маканя прибрал себе ребёночка тогда, который самый тёпленький? У него семеро детей было тогда, да жена, которую он инвалидом сделал, покуда пил да по каторгам скитался… Он в избу пошел, и ворота и изнутри чем-то притиснул так вот, крепко, и что они там делали – только я его потом видела. Он какой-то другой шёл.

НИВЕРИН. Это уже вообще Тёмное Время какое-то…

РАЗВАЛИНА.А когда оно было светлое, время у нас? Те три дня, что тебя на руках по избе носили, на свадьбу?

Ниверин, ища, куда бы отжать тряпку, выбирает прикрытое крышкой помойное ведро, открывает его и видит там остатки шкуры большой собаки и кости. Развалина отрывается от вытирания пола и подходит к нему. Смотрит в ведро. Дальше до конца сцены они говорят вполголоса.

РАЗВАЛИНА.Это не туда, Ираклий Саныч, там я для приманки кости сохранила.

НИВЕРИН. Для… (он проглатывает). Для… приманки?

РАЗВАЛИНА.Собачкам выкину, я там следы видела во дворе свежие пару дней назад. Сегодня, после обстрела, должны набежать.

НИВЕРИН. Почему вы так… думаете?

РАЗВАЛИНА.Так они же мёртвых будут искать. Обстрел был под вечер, смертовики не поедут на ночь – комендантский час. Поедут утром, значит, все, кого зацепило, останутся лежать до утра. Кого приберут добрые люди, а кому-то и не так повезёт.

НИВЕРИН. И… вы думаете, собаки будут их… есть?

РАЗВАЛИНА.Собаки будут есть, у них такой с Богом уговор. А я их на то мясо поймаю.

НИВЕРИН. И это значит, мы сегодня… Ниверина тошнит в ведро. Развалина в сердцах бросает тряпку. Потом машет рукой и снова вытирает пол. Ниверин кричит в коридор.

НИВЕРИН. Анечка! Давай всё-таки домой пойдём, дочка!

РАЗВАЛИНА.Да вы что, Ираклий Саныч? Вы брезговаете? Вы нас простите, мы-то простые, мы-то не хотели…

НИВЕРИН. Нет-нет, я вам не… я о вас никак в этом смысле не думаю, мне просто стало неловко, вы понимаете… (смеётся). Анечка! Одевайся, дочка, если ещё не одета!.. Мы идём домой! (Развалиной). Мне… нам просто лучше сегодня это… переварить…

АНЕЧКА. И я всё равно не понимаю, что за спешка такая горячая.

НИВЕРИН. Вот, это она у меня в маму… понимаете, та тоже так вот, как скажет – и всё, центр положения… мы пойдём, Мария Ильинична. Мы пойдём, спасибо вам за всё, вы очень добрая, и у вас удивительная, конечно судьба, я поэтому всё понимаю. Но мы – пойдём. Не обижайтесь, ладно, Мария Ильинична?

РАЗВАЛИНА. Ну, я тогда как крюк сделаю завтра, постучусь к вам, хорошо?

НИВЕРИН. Прекрасно… крюк… это прекрасно… всего хорошего, Мария Ильинична… извините, что я вам… Ниверины уходят. Развалина стоит в коридоре и смотрит на залитую водой кухню и на заблёванное ведро с собачьими костями. Припоминает Ниверины мудры, складывает пальцы. Расставляет руки и простирает их над хаосом в комнате.

РАЗВАЛИНА.Аум…


РЕЦЕНЗИЯ

Роман Должанский, газета «Коммерсант»:

«Развалины у Клавдиева — вовсе не руины, как должно показаться при виде названия, а фамилия. Бывают Ивановы, бывают Петровы, а здесь вот Развалины, мать и трое детей, бывшие деревенские жители, волею жестокой военной судьбы заброшенные в блокадный Ленинград. В первом варианте пьесы речь шла о поедании мертвых собак, но потом Клавдиев отбросил сомнения — и ради спасения детей от голодной смерти лишенная прописки крестьянка Мария Ильинична Развалина стала кормить двух своих сыновей и дочь человечинкой. Чтобы предупредить обвинения в святотатстве, Клавдиев помещает в программке спектакля жутковатую историческую справку — докладную ленинградского военного прокурора, в которой приведена статистика случаев трупоедения во время блокады. Из нее следует, что среднестатистический ленинградский каннибал был беспартийной малограмотной приезжей женщиной за сорок…У Клавдиева нет конфликта "правильного" и "неправильного" мировоззрения, он не оправдывает Развалиных, но и не вещает устами Ниверина: ужасна и унизительна сама ситуация, в которой оказались эти люди, поэтому убеждения здесь не лучше беспринципности».


ССЫЛКА НА ТЕКСТ ПЬЕСЫ

скачать